Армия 2018 1160х80

фото: Lockheed Martin фото: Lockheed Martin

01 января 2016

Наш журнал продолжает следить за развитием программы американского истребителя пятого поколения F-35 Lightning II (предыдущие публикации – см. «Взлёт» №12/2011, с. 12–18; №1–2/2013, с. 56–63; №1–2/2014, с. 52–54; №1–2/2015, с. 52–57). Минувший год для нее оказался богат на события. Во-первых, был, наконец, пройден долгожданный рубеж – в июле 2015 г. первая строевая эскадрилья Корпуса морской пехоты США, оснащенная самолетами F-35B, достигла статуса начальной боевой готовности (IOC). Достижение состояния IOC первой эскадрильей F-35A в ВВС США ожидается летом 2016 г. Во-вторых, в сентябре 2015 г. поднялся в воздух первый F-35A, собранный за пределами США – в Италии. В-третьих, в ноябре был заключен контракт на постройку очередной – 9-й – установочной партии самолетов (LRIP Lot 9), в рамках которой в 2017–2018 гг. будут изготовлены и поставлены 55 истребителей всех трех модификаций для вооруженных сил США и четырех зарубежных заказчиков. В-четвертых, продолжился рост объемов производства: в течение 2015 г. было поставлено 45 новых самолетов F-35 – на 25% больше, чем годом раньше, а всего к началу 2016 г. заказчикам передано уже 154 таких истребителя. Свои первые F-35A получили в минувшем году ВВС Италии и Норвегии. Впрочем, все построенные F-35 базируются пока только в США, где на самолетах, уже поставленных заказчикам из Великобритании, Нидерландов, Австралии, Италии и Норвегии, проводится подготовка летных и технических экипажей этих стран.

Несмотря на очевидный прогресс программы F-35, у нее по-прежнему немало не только сторонников, готовых до конца защищать ее важность для национальной безопасности Соединенных Штатов, но и противников, столь же яростно ее критикующих. Приведем некоторые аргументы тех и других, и по традиции рассмотрим более подробно основные события, произошедшие с F-35 в минувшем году.

 

Производство и поставки

В течение 2015 г. компания Lockheed Martin передала заказчикам 45 новых самолетов семейства F-35 (на 9 больше, чем в 2014-м), в т.ч. 29 серийных F-35A (26 – для ВВС США, два – для норвежских ВВС и один – для итальянских), восемь F-35B (все для Корпуса морской пехоты США) и восемь F-35C (по четыре для ВМС и КМП США).

17 «сухопутных» F-35A отправились на авиабазу ВВС США Люк в Аризоне, на которой в дальнейшем будет дислоцироваться шесть эскадрилий F-35A, а пока в 61-й и 62-й эскадрильях ведется переучивание летчиков, причем не только американских, но и австралийских (в 61 FS), норвежских и итальянских (в 62 FS). Еще семь F-35A поступили на авиабазу Неллис в Неваде, войдя в состав 422-й и 16-й эскадрилий (422 TES и 16 WPS), в которых проводятся испытания и освоение боевого применения. Пять F-35A поступили в 34-ю истребительную эскадрилью (34 FS) на авиабазе Хилл в штате Юта – именно она должна в нынешнем году стать первым строевым подразделением F-35A американских ВВС, которое достигнет статуса начальной боевой готовности.

Восемь F-35B перелетели на авиабазу Корпуса морской пехоты Бофорт в Южной Каролине, где с июля 2014 г. базируется 501-я тренировочная истребительно-штурмовая эскадрилья Корпуса морской пехоты США (VMFAT-501), из них три позднее были переданы 121-й истребительно-штурмовой эскадрилье (VMFA-121) на авиабазе Юма в Аризоне. Восемь F-35C прибыли на авиабазу ВВС США Эглин во Флориде, на которой в 101-й истребительно-штурмовой эскадрилье ВМС (VFA-101) осуществляется подготовка летчиков ВМС и Корпуса морской пехоты (здесь же базируется 58-я истребительная эскадрилья ВВС (58 FS), в которой ведется подготовка летчиков F-35A).

Прошлогодние поставки F-35 осуществлялись в рамках контрактов 2012–2013 гг. на 6-ю и 7-ю установочные партии (Low Rate Initial Production, LRIP Lot 6 и 7). Общее число поставленных заказчикам в 2011–2015 гг. серийных F-35 достигло 154 (в т.ч. F-35A – 90, F-35B – 42, F-35C – 22), а с учетом ранее изготовленных опытных самолетов для испытаний – 174 (в это число входят по пять летных прототипов F-35A и F-35B, четыре опытных F-35C и шесть образцов для наземных статических и ресурсных испытаний).

Поставки самолетов партии LRIP Lot 7 (всего 35 машин, включая два для Австралии и три для Италии) завершатся в нынешнем году. 8-я партия (LRIP Lot 8), контракт на которую был заключен в ноябре 2014 г., а поставки будут осуществляться в течение 2016–2017 гг., состоит из 43 самолетов, в т.ч. 29 – для Пентагона и 14 – для зарубежных заказчиков, включая первые F-35A для Японии и Израиля. В ноябре 2015 г. был заключен контракт на очередную, 9-ю партию, в рамках которой в 2017–2018 гг. Минобороны США, Великобритании, Норвегии, Японии и Израиля получат 55 самолетов. Одобрено также долгосрочное финансирование 10-й партии, которая, как ожидается, будет состоять из 94 машин. Контракт на нее предполагается заключить в нынешнем году, а поставки начнутся в 2018 г. В состав LRIP Lot 10 должны, в частности, войти первые F-35A для ВВС Турции и, вероятно, для Южной Кореи. Заключительной же «установочной» партией должна стать LRIP Lot 11, которая, как ожидается, будет состоять из 129 (!) самолетов, поставки которых планируется завершить до конца 2019 г.

Дальше пойдут уже партии «полномасштабного производства» (Full Rate Production, FRP). Минувшим летом американское правительство разместило на своем официальном сайте закупок предварительные заявки на первые две из них – Lot 12 (172 самолета) и Lot 13 (176 машин). Предполагается, что каждая из них будет включать 138–140 «сухопутных» F-35A, 26 «морпеховских» F-35B и 8–10 «авианосных» F-35C, при этом порядка 90 истребителей предназначаются для Пентагона, а остальные – для стран-партнеров по программе и других зарубежных заказчиков.

В январе 2016 г. компания Pratt & Whitney объявила, что согласовала с Минобороны США поставки двух очередных партий двигателей F135 для самолетов F-35 – 9-й и 10-й. 9-я партия, отгрузка которой начнется в этом году, включает 66 двигателей: 53 – в варианте F135-PW-100 тягой 18,2 тс на форсаже для F-35A и F-35C и 13 – в версии F135‑PW-600 с подъемным вентилятором, обеспечивающей суммарную вертикальную тягу 18,4 тс, – для F-35B. 10-я партия, поставки которой начнутся в 2017 г., должна включать 101 двигатель: 87 – F135-PW-100 и 14 – F135‑PW-600. Заказчику удалось добиться снижения закупочной стоимости: по сравнению с предыдущей 8-й партией, цена F135-PW-100 уменьшилась на 3,4%, а F135-PW-600 с – на 6,4%. Фактическую цену одного двигателя Pratt & Whitney не раскрывает, но ранее сообщала, что стоимость заключенного в октябре 2014 г. поставочного контракта на 8-ю партию F135 (48 двигателей) составила 793 млн долл., что соответствует средней цене одного двигателя около 16,5 млн долл. (очевидно, что цена одного F135-PW-100 меньше этой величины, а F135-PW-600 – больше). С учетом же ранее выделенного предварительного финансирования общая стоимость 8-й партии, по данным производителя, составила 1,05 млрд долл., что увеличивает среднюю цену одного двигателя до 21,9 млн долл. В общей сложности, к январю 2016 г. Pratt & Whitney поставила уже 262 двигателя F135.

18 марта 2015 г. Объединенный отдел по реализации программы F-35 (F-35 Joint Program Office) обнародовал очередной отчет, в котором отмечается, что благодаря снижению закупочной цены самолетов стоимость всей программы удалось уменьшить на 7,7 млрд долл. – до 331 млрд долл. (стоимость этапа НИОКР и испытаний при этом осталась прежней – 54,9 млрд долл.). Кроме того, на 57,8 млрд долл. – до 859 млрд долл. – сократился расчетный объем расходов по эксплуатации парка F-35 на протяжении всего периода их службы.

При этом представители компании-разработчика ожидают, что к 2019 г., когда F-35 поступит в массовое серийное производство, стоимость одного F-35A (с двигателем) удастся снизить примерно до 80 млн долл. Пока же, как указывается в упомянутом отчете, закупочная стоимость одного истребителя F-35A партии LRIP Lot 8 (законтрактована в 2014 г.) составляла 108 млн долл., партии LRIP Lot 7 (2013 г.) – 112 млн долл. При этом, по данным Lockheed Martin, стоимость одного самолета LRIP Lot 8 (без учета стоимости двигателя) составляла: для F-35A – 94,8 млн долл., для F-35B – 102,0 млн долл. и для F-35C – 115,7 млн долл.

f35 tabl

F-35B достиг статуса IOC

31 июля 2015 г. командование Корпуса морской пехоты США официально объявило о достижении первым его подразделением, оснащенным десятью истребителями F-35B в конфигурации Block 2B, статуса начальной боевой готовности (IOC). Этим подразделением стала 121-я истребительно-штурмовая эскадрилья КМП (VMFA-121) на авиабазе Юма в Аризоне, в прежние годы имевшая на вооружении истребители-штурмовики F/A-18D. Заметим, что суммарная задержка с достижением статуса IOC первой эскадрильей F-35B относительно планов, объявленных в 2001 г., достигла пяти лет. К началу этого года в Юме базировалось уже два десятка F-35B (помимо VMFA‑121, несколько самолетов принадлежало испытательной эскадрилье VMX-22). Еще порядка 17 самолетов F-35B, поставленных Корпусу морской пехоты США, входят в состав 501-й тренировочной истребительно-штурмовой эскадрильи Корпуса морской пехоты (VMFAT-501) на базе Бофорт в Южной Каролине. Остальные «морпеховские» F-35B, включая опытные машины, летают на военно-морской испытательной авиабазе Патуксент Ривер в Мэриленде (VX-23) и военно-воздушной базе Эдвардс (461 FLTS). В общей сложности, к началу этого года Корпус морской пехоты США получил 39 серийных F-35B.

В перспективе в Юме будет пять истребительно-штурмовых эскадрилий по 16 самолетов F-35B в каждой и одна тренировочная с восемью такими машинами. В этом году здесь начнется перевооружение на F-35B эскадрильи VMFA-211, а в 2018 г. – VMFA‑311. Обе (пока они именуются VMA‑211 и VMA-311) до сих пор эксплуатировали вертикально взлетающие штурмовики AV-8B. Всего же Корпус морской пехоты США намерен к 2031 г. получить 353 истребителя F-35B, которые вместе с 67 «авианосными» F-35C полностью заменят самолеты AV-8B, F/A-18C/D и EA-6B. Самолеты с укороченным взлетом и вертикальной посадкой F-35B также заказаны Королевскими ВВС и ВМС Великобритании (138 машин) и министерством обороны Италии (30).

Стоит заметить, что нынешняя конфигурация Block 2B истребителей F-35B пока накладывает ряд серьезных ограничений по боевому применению. Впрочем, по словам официального представителя КМП США майора Пола Гринберга, в настоящее время «по бортовому радиоэлектронному оборудованию, комплексу обороны и характеристикам заметности F-35B уже очень близки к полностью боеготовым самолетам, которые должны появиться к 2017 г., что позволяет истребителю эффективно применяться в боевой обстановке, характеризующейся высокой степенью угрозы».

Тем не менее известно, что конфигурация Block 2B еще не обеспечивает группе из четырех F-35B возможность обмениваться данными по тактической обстановке как между собой, так и с наземными КП. Кроме того самолет пока может брать на борт лишь ограниченное количество средств поражения – только две ракеты «воздух–воздух» AIM-120 или «спутниковые» управляемые бомбы GBU-32 JDAM во внутреннем отсеке вооружения и ни одной из них (!) на внешней подвеске. После доработки бортового оборудования (Block 3i) и программного обеспечения (Block 3F) боевые возможности истребителя существенно возрастут: в частности, будет обеспечено применение ракет «воздух–воздух» AIM-9X, управляемых боеприпасов «воздух–поверхность» AGM-154 JSOW и другого высокоточного оружия, увеличится боевая нагрузка.

С серьезной критикой решения об объявлении статуса начальной боевой готовности F-35B выступил глава Управления войсковых испытаний и оценки новых вооружений Пентагона Дж. Майкл Гилмор. Он охарактеризовал проведенные Корпусом морской пехоты в мае 2015 г. в течение 12 суток на борту УДК «Уосп» войсковые эксплуатационные испытания F-35B как не соответствующие предъявляемым требованиям. В служебной записке от 22 июля 2015 г. на имя заместителя министра обороны США по закупкам, технологиям и тылу он, в частности, указал, что, во-первых, «это не были эксплуатационные испытания ни в официальном, ни в неофициальном понимании этого термина», а во-вторых, они не продемонстрировали, что F-35B «готов к решению боевых задач в ограниченном объеме» и «к реальной боевой службе». По мнению Гилмора, «первые войсковые эксплуатационные испытания» (Operational Test One, OT-1), проводились на борту корабля некорректно, поскольку, например, на полетной палубе отсутствовали летательные аппараты других типов (кроме выделенных для обеспечения полетов трех вертолетов H-60), что не позволило определить совместимость с ними нового истребителя и оценить, насколько F-35B может «встроиться» в принятую сегодня на таких кораблях систему боевой подготовки и эксплуатации авиатехники.

Он отметил, что «ряд систем, представляющих высокую важность для успешного выполнения боевой задачи, еще не был установлен на самолете, либо не был одобрен к использованию по назначению». Так, в составе всеракурсной оптико-электронной системы обнаружения и идентификации целей AN/AAQ-37 Distributed Aperture System (DAS) во время испытаний отсутствовал носовой датчик. Не было получено разрешение «на подвеску или применение каких-либо средств поражения». Кроме того, военнослужащим «существенную помощь» оказывали представители компании-разработчика, хотя «они не будут находиться на борту во время боевых операций».

«Состояние самолетов было настолько неудовлетворительным, что в каждый из дней испытаний морские пехотинцы имели в своем распоряжении лишь две–три годных к полетам машины из шести, размещенных на борту», – цитируе т Гилмора «Вашингтон Пост». А корреспонденты «Блумберга» указывали, что специалистами Управления войсковых испытаний были отмечены такие недостатки, как низкая эффективность по обнаружению наземных целей, невозможность полноценного боевого применения в ночных условиях, неготовность бортовых систем РЭБ к противодействию средствам ПВО противника.

Поэтому, делает в итоге вывод Дж. М. Гилмор, морским пехотинцам необходимо было бы провести подобные испытания вновь. В частности, в испытаниях, по его мнению, должны принимать участие не менее 20 других самолетов и вертолетов, с которыми должны проводиться операции на полетной палубе, а сами F-35B должны иметь комплекс РЭБ в полной комплектации и различные образцы авиационных средств поражения. Кроме того, все операции во время испытаний должны выполнять только военнослужащие строевых подразделений авиации КМП США – без участия представителей промышленности.

Но, как бы то ни было, решение состоялось, и прошлым летом F-35B стал первым из всех трех вариантов F-35, который официально признан готовым к боевой службе в вооруженных силах США. Пусть пока и с рядом серьезных ограничений.

 

Следующий – F-35A

В сентябре 2015 г. первые два истребителя F-35A совершили посадку на авиабазе ВВС США Хилл в штате Юта и вошли в состав воссозданной 34-й истребительной эскадрильи 388-го истребительного авиакрыла (34 FS, 388 FW), на вооружении которой до расформирования в 2010 г. состояли самолеты F-16. Эта эскадрилья станет первой в ВВС США, в которой статуса начальной боевой готовности достигнут истребители пятого поколения F-35A (в конфигурации Block 3i). Ожидается, что это должно произойти в августе нынешнего года. Но до того предстоит проделать еще немало работы.

Так, в феврале–марте 2016 г. истребители F-35A из состава 34 FS должны выполнить на полигоне в Юте первые сбросы управляемых бомб GBU-12 Paveway II с лазерным наведением, а затем и пуски ракет «воздух–воздух» AIM-120 (до сих пор применение оружия проводилось только на опытных машинах, а на строевых осуществлялась лишь его имитация). В марте предполагается начать полеты в составе звена из четырех машин – именно в таком боевом порядке предполагается задействовать в боевых условиях F-35A (с декабря 2015 г. летчики 34-й эскадрильи отрабатывают такие полеты на четырех тренажерах, поставленных компанией Lockheed Martin).

Стоит заметить, что, как и F-35B, строевые F-35A на первых порах боевой службы будут иметь ограниченный состав вооружения. Расширенную номенклатуру средств поражения они получат только к концу 2017 г., когда будет признана готовой к строевой эксплуатации «полная» конфигурация Block 3F. Вместе с тем, по словам представителей ВВС США, и самолеты Block 2B и Block 3i позволяют успешно решать большинство возлагаемых на F-35A боевых задач.

К началу этого года 34-я эскадрилья располагала пятью F-35A. На момент объявления состояния начальной боевой готовности нынешним летом их у нее должно быть уже 12–16, а подготовленных летчиков – 24. Всего же на авиабазе Хилл в составе эскадрилий 388-го истребительного авиакрыла и 419-го авиакрыла резерва в перспективе будет дислоцироваться 72 самолета F-35A.

В настоящее время, помимо авиабазы Хилл, истребители F-35A эксплуатируются в ВВС США на военно-воздушных базах Эглин (58-я истребительная эскадрилья 33-го истребительного авиакрыла, имеющая четверть сотни таких самолетов) и Люк (61-я и 62-я эскадрильи 56-го истребительного авиакрыла, в общей сложности не менее трех десятков F-35A). Там проводится переучивание и подготовка летного и технического состава. Кроме того, почти два десятка F-35A летают на авиабазах Эдвардс (461 FLTS, 31 TES) и Неллис (422 TES, 16 WPS), где проводятся летные испытания, отработка вооружения и боевого применения. Всего к началу 2016 г. в ВВС США поставлено 83 серийных F-35A из более чем 1700 планируемых.

 

F-35C – позже остальных

К настоящему времени Пентагон получил 22 серийных истребителя «авианосной» модификации F-35C. Почти все они дислоцируются на военно-воздушной базе Эглин и входят в состав воссозданной в 2012 г. 101-й истребительно-штурмовой эскадрильи ВМС (VFA-101). До своего расформирования в 2005 г. истребительная эскадрилья VF-101 была вооружена самолетами F-14. В настоящее время подразделение решает задач подготовки и тренировки летчиков F-35C. Опытные машины этого типа проходили испытания на базе ВМС США Патуксент Ривер (VX-23). По действующим сегодня планам, первая эскадрилья ВМС США численностью 10 самолетов F-35C должна достичь состояния начальной боевой готовности не ранее августа 2018 г. Всего американский флот должен получить 260 самолетов F-35C, еще 67 заказаны Корпусом морской пехоты. Зарубежных заказчиков у F-35C пока не имеется.

 

Носитель ядерного оружия

Одной из важных боевых задач, которые командование ВВС и военно-политическое руководство США планирует возложить на F-35, является применение тактического ядерного оружия – в первую очередь ядерных авиабомб семейства В61, а впоследствии, возможно, и крылатой ракеты в ядерном оснащении.

Согласно имеющимся на сегодня планам, истребители F-35A должны получить способность нести ядерные авиабомбы В61 к 2024 г. (самолеты в конфигурации Block 4). Программу модернизации данных авиабомб в вариант В61-12 (мощностью от 0,3 до 50 кт в тротиловом эквиваленте) с повышенной точностью применения и увеличенной дистанцией сброса с носителя реализует совместно с ВВС США Национальное агентство по ядерной безопасности (National Nuclear Security Administration). Сборку первой модернизированной бомбы, согласно данным ВВС США, планируется завершить к 2020 г., после чего намечается начать интеграцию В61-12 на борт F-35A.

Как указывается в зарубежных СМИ, военно-политическое руководство США пока не планирует использовать в качестве носителей тактического ядерного оружия корабельные истребители F-35C, которые в перспективе должны составить ядро авиакрыльев авианосцев американского флота.

Но решение это не окончательное. Так, ряд американских экспертов считают необходимым вернуть ядерные авиабомбы на авианосцы. В качестве аргументов называется радикально изменившаяся со времен окончания холодной войны (когда, собственно, ядерное оружие у «палубников» и забрали) международная военно-политическая обстановка, включая растущую мощь Китая, становящегося серьезным соперником в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Впрочем, противников размещения тактического ядерного оружия на американских авианосцах (и самолетах F-35C в частности) в США пока больше. Они считают, что на флоте, и тем более на авианосцах, для него нет задач. Такую позицию, кстати, разделяют и многие американские адмиралы.

 

Для иностранных заказчиков

В 2015 г. число стран, получивших первые из заказанных ими самолетов F-35, пополнилось еще двумя – Норвегией и Италией. В предыдущие три года первые истребители этого типа уже были переданы Великобритании, Нидерландам и Австралии. Правда все они пока базируются в США, где на них осуществляется подготовка летного и технического персонала стран-заказчиков.

Итальянский «лайтнинг» стал первым F-35, собранным за пределами США (до этого все самолеты этого типа выпускались только на предприятии Lockheed Martin в Форт-Уорте в Техасе). Управляемое совместно компаниями Alenia Aermacchi (входит в группу Finmeccanica) и Lockheed Martin предприятие FACO (Final Assembly and Check Out) в Камери в итальянской провинции Новара, на котором трудится около 750 человек, определено головным по сборке истребителей F-35A/B, заказанных министерством обороны Италии, а позднее и F-35A для Нидерландов. Кроме того, в Камери уже освоено производство крыльев для F-35, которые будут поставляться на сборочную линию Lockheed Martin в Форт‑Уорте.

Подготовка производства F-35 на предприятии FACO в Камери началась в июле 2013 г., а уже 12 марта 2015 г. состоялась торжественная выкатка первого собранного здесь самолета AL-1 (серийный номер Lockheed Martin – 12-5062). 7 сентября 2015 г. летчик-испытатель Lockheed Martin Билл Гильётти поднял его в первый полет, а 3 декабря машина была официально передана ВВС Италии. Однако, как и пять последующих F-35A итальянской сборки, первый истребитель из Камери будет летать в США, на авиабазе Люк, где на них предстоит осуществлять подготовку итальянских летчиков. Дальний перелет AL-1 из Италии в США через Атлантику с промежуточной посадкой на Азорах был запланирован на начало февраля 2016 г. К этому времени в Камери был уже готов и облетан второй самолет (AL-2) и велась сборка шести следующих (пока Италия разместила твердый заказ на восемь F-35 из 90 планируемых). Ожидается, что шестой F-35A (AL-6), сборка которого на предприятии FACO должна завершиться до конца этого года, уже останется в Италии.

Первый изготовленный в Камери комплект крыла для F-35A был поставлен компании Lockheed Martin в прошлом году и использован на очередном серийном самолете для ВВС США (AF-88) – 156-м серийном F-35. Первый вылет его в Форт-Уорте состоялся 15 января 2016 г.

Первые два F-35A для норвежских ВВС были собраны компанией Lockheed Martin к прошлой осени. Первым в воздух поднялся второй самолет (AM-2), это состоялось 6 октября 2015 г. Вскоре за ним последовал и АМ-1, а 10 ноября 2015 г. оба были переданы ВВС Норвегии. На авиабазе Люк на них будет проводиться подготовка норвежских летчиков. Первый из них, майор Мортен Ханке, вылетел на F-35A на базе Люк 14 декабря 2015 г.

В нынешнем году, как ожидается, будут изготовлены первые самолеты F-35A, заказанные Израилем и Японией. Кроме того, планируется выпуск очередных F-35B для Великобритании и F-35A для Италии и Норвегии. Ориентировочно в 2018 г., в рамках партии LRIP Lot 10, предполагается изготовить первые F-35A для Турции и Южной Кореи. Они станут уже девятой и десятой странами, которые получат самолеты F-35. Неопределенность пока остается только с двумя государствами, ранее заявлявшими о своих намерениях приобрести эти истребители – Канадой и Данией. Обсуждение целесообразности их закупки там еще продолжается и никаких контрактов на первые поставки еще не заключено.

С началом полномасштабного серийного производства F-35 примерно с 2020 г. ежегодно зарубежным заказчикам планируется поставлять не менее чем по 80–90 самолетов этого типа, т.е. почти половина всех изготавливаемых истребителей пятого поколения в начале следующего десятилетия будет уходить на экспорт. Но в целом доля зарубежных поставок, по данным Lockheed Martin, пока не превышает 23% от общего планируемого ей портфеля заказов на самолеты F-35: с учетом еще не определившихся Канады и Дании компания предполагает экспортировать в 11 стран 727 таких истребителей из 3170, которые ожидается изготовить в течение двух ближайших десятилетий. 

 

Еще по теме: 

Первые серийные Т-50 планируется выпустить в 2017 г.

t50

Первые серийные отечественные истребители пятого поколения Т-50 – Перспективные авиационные комплексы фронтовой авиации (ПАК ФА) – должны быть выпущены на Комсомольском-на-Амуре авиационном заводе компании «Сухой» в следующем году. Об этом 23 января 2016 г. заявил журналистам Главнокомандующий Воздушно-космическими силами России генерал-полковник Виктор Бондарев. «Я недавно посетил Комсомольск-на-Амуре, посмотрел работу предприятия по созданию данного самолета, – поделился с журналистами Главком. – Сегодня на стапелях в готовности процентов 60–70 находится Т-50 №11 – крайний самолет испытательной партии… Государственные совместные испытания в этом году мы закончим. В следующем году этот самолет должен встать на серию».

Читать далее...

 

Китай запускает J-20 в серию

J20

18 января 2016 г. с аэродрома китайской авиастроительной компании CAIC (Chengdu Aircraft Industrial Group) в Чэнду, провинция Сычуань, впервые поднялся в воздух очередной – уже девятый по счету – летный экземпляр китайского истребителя пятого поколения J-20. По мнению экспертов, его бортовой номер (2101) может свидетельствовать о том, что новый самолет – первый в установочной (предсерийной) партии J-20. Таким образом, Китай, судя по всему, приступает к серийному производству своих истребителей пятого поколения. 

Читать далее...

 

Тем временем в Стране восходящего солнца: Пятое поколение по-японски

ATD X

Как сообщила 14 января 2016 г. одна из ведущих японских газет «Асахи Симбун», в феврале этого года в воздух должен подняться малозаметный сверхманевренный самолет-демонстратор, построенный в рамках программы создания перспективного истребителя ВВС Сил самообороны Японии, известного под названием F-3.

Читать далее...

 

Печатная версия материала опубликована в журнале "Взлёт" № 1-2/2016

 

5 6 2018 page 01

№5-6/2018
май-июнь

 Вертолетная индустрия - 2018
• В воздухе уже два МС-21
• SSJ100: 10 лет в небе
• Ми-26Т2 находит новых заказчиков
• Крылатая память Победы:
  Ил-2 над Берлином

В продаже с 1 июня

 

где купить?


separator

Интервью

15 мая 2018

Инновационная аэрометрия для вертолетов.…

Традиционным участником международных выставок вертолетной индустрии HeliRussia является московское АО «Аэроприбор-Восход» (входит в состав КРЭТ), специализирующееся на разработке и производстве информационных комплексов и систем воздушных сигналов,…
30 апреля 2018

Жюльен Франьятт: «Работать в России…

В конце 2017 г. главой представительства Airbus в России был назначен Жюльен Франьятт, до этого четыре года руководивший российским представительством Airbus – Коммерческие самолеты. Теперь он представляет интересы всех трех поразделений компании в…
22 августа 2017

«Космическая» оптика приходит в авиацию.…

Новые российские истребители поколения «4++» МиГ‑35, МиГ‑29М/М2, МиГ‑29К/КУБ и Су‑35 комплектуются обзорно-прицельными и оборонительными оптико-электронными системами, разработанными Научно-производственной корпорацией «Системы прецизионного…
14 августа 2017

Марк Сорель: «Мы не занимается политикой,…

В настоящее время в коммерческой эксплуатации в авиакомпаниях России и ряда зарубежных стран находится уже около сотни российских региональных самолетов Sukhoi Superjet 100. Все они оснащаются двигателями SaM146 разработки и производства PowerJet,…
19 июля 2017

Фарнборо: впереди еще год

До начала Farnborough International Airshow 2018 еще целый год, однако подготовка к выставке идет полным ходом, в разгаре – модернизация выставочного комплекса. О том, чем будет отличаться следующий авиасалон в Фарнборо от предыдущих, об особенностях…


separator

Обзоры

фото: helimed.aero
24 мая 2018

Российское вертолетостроение: Итоги 2017 г.…

Несмотря на сложную внешнеполитическую и непростую макроэкономическую обстановку отечественная отрасль вертолетостроения продолжает свое устойчивое развитие. Как заявил в конце декабря 2017 г., подводя итоги уходящего года, генеральный директор холдинга…
Перспективный двигатель нового поколения ПД-14 для самолета МС-21 с декабря 2017  г. проходит заключительный третий этап летных испытаний под крылом летающей лаборатории Ил-76ЛЛ. К марту этого года он наработал в воздухе уже около 90 часов в 40 полетах. Фото: Алексей Михеев
04 апреля 2018

Отечественное авиамоторостроение – 2018

Результаты прошедшего 2017 г. продемонстрировали, что в отрасли отечественного авиационного двигателестроения в целом продолжается тренд на улучшение финансово-экономического состояния предприятий, рост производства новых моделей авиадвигателей и…
Крупнейший в мире турбовентиляторный двигатель GE9X с диаметром вентилятора 3,4 м и тягой 47,7 тс для Boeing 777X с марта этого года проходит испытания под крылом летающей лаборатории Boeing 747-400. Фото: General Electric
02 апреля 2018

Турбовентиляторный квартет – 2018. О…

В 2017 г. ведущие зарубежные авиапроизводители поставили своим заказчикам по всему миру 394 новых широкофюзеляжных и 1236 узкофюзеляжных реактивных пассажирских самолетов (не считая специализированных бизнес-джетов), под крылом которых установлено 3322…
Первым российским эксплуатантом ремоторизованных самолетов Airbus A320neo летом 2017 г. стала авиакомпания «Сибирь» (S7 Airlines). К началу этого года она имела уже четыре таких лайнера. Фото: Андрей Чурсин
23 марта 2018

Битва гигантов: новый поворот. Airbus и…

В течение вот уже полутора десятилетий «Взлёт» продолжает следить за нескончаемым соревнованием, которое ведут между собой оба участника сложившейся на мировом рынке дуополии в разработке и производстве магистральных узкофюзеляжных и широкофюзеляжных…
Новый ростовский аэропорт Платов начал свою работу 7 декабря 2017 г. Его терминал оснащен девятью телетрапами. Фото: Эрик Романенко
12 февраля 2018

Аэропорты России: новые стройки и новые…

Прошедший 2017 г. стал этапным для отечественной гражданской авиации: впервые за всю современную историю России наши авиакомпании перешагнули рубеж в 100 млн обслуженных пассажиров (по данным Росавиации, было перевезено более 105 млн чел.). Разумеется,…


separator

Репортажи

От ТРДДФ типа АЛ-31ФП и АЛ-41Ф-1С для боевых самолетов «Су» до вентилятора новейшего двигателя ПД-14 для пассажирского МС-21 (справа налево) – таков сегодня диапазон продукции, выпускаемой ОДК-УМПО. Фото: Евгений Ерохин
23 марта 2018

Двигатели из Уфы: репортаж с ПАО «ОДК-УМПО»

24 января 2018 г., во время посещения столицы Башкортостана, Президент России Владимир Путин провел на Уфимском моторостроительном производственном объединении (ПАО «ОДК-УМПО») совещание по вопросам диверсификации производства предприятий…
Автоматическая станция «Луна‑24» образца 1976 г. (слева) и ее преемница «Луна-25» («Луна-Глоб»), запуск которой запланирован на 2019 г., в павильоне Роскосмоса на МАКС-2017. Фото: Андрей Фомин
24 июля 2017

Космические новости МАКС‑2017

Прошедший с 18 по 23 июля этого года в подмосковном Жуковском 13‑й Международный аэрокосмический салон МАКС‑2017 оказался насыщенным встречами, переговорами и соглашениями о сотрудничестве в области космонавтики. И хотя выставка в этот раз не могла…
фото: Григорий Беденко
25 мая 2017

Ми‑35М теперь и в Казахстане

В конце января 2017 г. на авиационной базе ВВС Сил воздушной обороны Республики Казахстан в Шымкенте на юге страны (в советские времена именовался Чимкентом) началась эксплуатация новых армейских боевых вертолетов Ми‑35М производства ростовского ПАО…
Первый опытный экземпляр МС-21-300 в цехе окончательной сборки. Иркутск, декабрь 2016 г. Фото: «Иркут»
20 января 2017

MС‑21 готовится к первому полету

Важнейшим событием нынешнего года в гражданском авиастроении России должно стать начало летных испытаний перспективного ближне-среднемагистрального пассажирского самолета МС‑21, создание которого ведет корпорация «Иркут». Торжественная выкатка первого…
фото: ВАСО / ОАК
01 декабря 2016

Ил‑112В: собран первый фюзеляж

Во второй половине ноября 2016 г. Воронежское акционерное самолетостроительное общество (ПАО «ВАСО») завершило стыковку фюзеляжа первого летного образца перспективного легкого военно-транспортного самолета Ил‑112В, разрабатываемого Авиационным комплексом…


separator